04:19 

История манги

Black Diamond Celestial Dragon
Считаешь себя Богом? Но Господь не столь глуп, чтоб являться тобой...Считаешь себя Дьяволом? Да и он ведь, отнюдь не дурак...Считаешь, что я не вижу, каков ты внутри? - о, какое же ты все еще дитя...
Многие писатели, как например Такаси Мураками, подчёркивают важность событий, следующих после Второй мировой войны, при этом Мураками считает, что поражение Японии в войне и последующие атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки нанесли тяжелейший удар по японскому художественному сознанию, которое потеряло былую уверенность в себе и стало искать утешения в безобидных и милых рисунках, именуемых каваий[26]. Одновременно с этим Такаюми Тацуми отводит особую роль экономической и культурной транснационализации, заложившей постмодернистскую и международную культуру мультипликации, фильмографии, телевидения, музыки и других популярных искусств, и ставшей основой для развития современной манги[27].

Для Мураками и Тацуми транснационализация (или глобализация) означала преимущественно переход культурных ценностей от одной нации к другой[26][27]. В их представлении этот термин не означает ни международной корпоративной экспансии, ни международного туризма, ни трансграничных личных дружеских отношений, а используется именно для обозначения художественного, эстетического и интеллектуального обмена традициями между несколькими народами[26][27]. Примером культурной транснационализации служит создание в США серии фильмов Star Wars, по которым впоследствии японскими художниками-мангаками была создана манга, продававшаяся в дальнейшем и в Соединённых Штатах[28]. Другой пример — переход хип-хоп культуры из США в Японию[29]. Венди Вонг также видит основную роль транснационализации в современной истории манги[30].

Другие исследователи подчёркивали неразрывную связь между японскими культурными и эстетическими традициями и историей манги. В их число входили американский писатель Фредерик Л. Шодт[2][31], Кинко Ито[32] и Адам Л. Керн[33][34]. Шодт ссылался на существовавшие в XIII веке свитки с рисунками наподобие Тёдзю-дзимбуцу-гига, в которых с юмором рассказывались истории в картинках[2]. Он также подчёркивал связь между визуальными стилями укиё-э и сюнги с современной мангой[35]. До сих пор ведутся споры относительно того, являлась ли первой мангой тёдзюгига или сигисан-энги — оба манускрипта датируются одинаковым временны́м периодом. Исао Такахата, соучредитель и руководитель компании Studio Ghibli, утверждает, что между этими свитками и современной мангой никакой связи нет[36]. Так или иначе, именно эти свитки заложили основы стиля чтения справа налево, применяющегося в манге и японских книгах[37].

Шодт также отводит особо значимую роль театру камисибаи, когда странствующие артисты в своих выступлениях показывали публике рисунки[2]. Торранс отмечал схожесть современной манги с популярными романами Осаки периода 1890—1940 годов и утверждал, что создание широко распространённой литературы в период Мэйдзи и до него способствовало формированию аудиторий, готовых воспринимать слова и рисунки одновременно[38]. Связь манги с искусством дореставрационного периода отмечает также Кинко Ито, хотя, по её мнению, события послевоенной истории послужили рычагом к формированию потребительского спроса на богатую рисунками мангу, что способствовало заложению новой традиции её создания. Ито описывает, как эта традиция оказала влияние на развитие новых жанров и потребительских рынков, например «манги для девочек» (сёдзё), развитие которой происходило в конце 1960-х годов, или «комиксов для дам» (дзёсэй)[32].

Керн высказал предположение о том, что иллюстрированные книги кибёси XVIII века могут считаться первым в мире комиксом[33]. В этих рассказах, как и в современной манге, затрагиваются комедийные, сатирические и романтические темы[33]. И хотя Керн не считает, что кибёси был прямым предшественником манги, существование этого жанра, по его мнению, оказало значительное влияние на связь текста с рисунками[34]. Кроме того, Фредерик Шодт считал, что современная манга прямо произошла от кибёси и укиё-э[39]. Впервые термин «манга» был упомянут в 1798 году и означал «причудливые или импровизированные рисунки»; Керн подчёркивает, что слово предшествует более известному тогда термину «манга Хокусая», несколько десятилетий применявшемуся для обозначения произведений Кацусики Хокусая[40][41].

Чарльз Иноуэ аналогичным образом считает мангу смесью элементов слова и текста, каждый из которых впервые возник ещё до оккупации Японии Соединёнными Штатами. С его точки зрения, японские искусство изображения неразрывно связано с китайским графическим искусством, в то время как развитие словесного искусства, в частности, создание романа, было стимулировано социальными и экономическими нуждами объединённого общей письменностью населения периода Мэйдзи и довоенного периода. Оба этих элемента Иноуэ рассматривает как симбиоз в манге[42].

Таким образом, учёные рассматривают историю манги как связь с историческим и культурным прошлым, на которое впоследствии оказали существенное влияние послевоенные инновации и транснационализация.

@темы: на заметку

URL
   

Копилка Великого Духа: цветок вашей души...

главная