Black Diamond Celestial Dragon
Считаешь себя Богом? Но Господь не столь глуп, чтоб являться тобой...Считаешь себя Дьяволом? Да и он ведь, отнюдь не дурак...Считаешь, что я не вижу, каков ты внутри? - о, какое же ты все еще дитя...
Edgar Allan Poe
Lenore [1831-1843]

Ah, broken is the golden bowl!
The spirit flown forever!
Let the bell toll! - A saintly soul
Glides down the Stygian river!
And let the burial rite be read -
The funeral song be sung -
A dirge for the most lovely dead
That ever died so young!
And, Guy de Vere,
Hast thou no tear?
Weep now or nevermore!
See, on yon drear
And rigid bier,
Low lies thy love Lenore!

"Yon heir, whose cheeks of pallid hue
With tears are streaming wet,
Sees only, through
Their crocodile dew,
A vacant coronet -
False friends! ye loved her for her wealth
And hated her for her pride,
And, when she fell in feeble health,
Ye blessed her - that she died.
How shall the ritual, then, be read?
The requiem how be sung
For her most wrong'd of all the dead
That ever died so young?"

Peccavimus!
But rave not thus!
And let the solemn song
Go up to God so mournfully that she may feel no wrong!
The sweet Lenore
Hath "gone before"
With young hope at her side,
And thou art wild
Fot the dear child
That should have been thy bride -
For her, the fair
And debonair,
That now so lowly lies -
The life still there
Upon her hair,
The death upon her eyes.

"Avaunt! - to-night
My heart is light -
No dirge will I upraise,
But waft the angel on her flight
With a Pæan of old days!
Let no bell toll!
Lest her sweet soul,
Amid its hallow'd mirth,
Should catch the note
As it doth float
Up from the damned earth -
To friends above, from fiends below,
th' indignant ghost is riven -
From grief and moan
To a gold throne
Beside the King of Heaven!"


Edgar Allan Poe
Lenore (1831)

Ah, broken is the golden bowl! the spirit flown forever!
Let the bell toll!- a saintly soul floats on the Stygian river;
And, Guy de Vere, hast thou no tear?- weep now or nevermore!
See! on yon drear and rigid bier low lies thy love, Lenore!
Come! let the burial rite be read- the funeral song be sung!-
An anthem for the queenliest dead that ever died so young-
A dirge for her the doubly dead in that she died so young.

"Wretches! ye loved her for her wealth and hated her for her pride,
And when she fell in feeble health, ye blessed her- that she died!
How shall the ritual, then, be read?- the requiem how be sung
By you- by yours, the evil eye,- by yours, the slanderous tongue
That did to death the innocence that died, and died so young?"

Peccavimus; but rave not thus! and let a Sabbath song
Go up to God so solemnly the dead may feel no wrong.
The sweet Lenore hath "gone before," with Hope, that flew beside,
Leaving thee wild for the dear child that should have been thy bride.
For her, the fair and debonair, that now so lowly lies,
The life upon her yellow hair but not within her eyes
The life still there, upon her hair- the death upon her eyes.

"Avaunt! avaunt! from fiends below, the indignant ghost is riven-
From Hell unto a high estate far up within the Heaven-
From grief and groan, to a golden throne, beside the King of Heaven!
Let no bell toll, then,- lest her soul, amid its hallowed mirth,
Should catch the note as it doth float up from the damned Earth!
And I!- to-night my heart is light!- no dirge will I upraise,
But waft the angel on her flight with a Paean of old days!"

Примечания:

Линор – Елена (древнегреч.)
Ахерон – священная река в подземном царстве в греческой мифологии
Гай Де Вир – условное обозначение мужчины
Peccavimus – покаялись (лат.)

Эдгар Аллан По
Линор

О, сломан кубок золотой! душа ушла навек!
Скорби о той, чей дух святой - среди Стигийских рек.
Гюи де Вир! Где весь твой мир? Склони свой темный взор:
Там гроб стоит, в гробу лежит твоя любовь, Линор!
Пусть горький голос панихид для всех звучит бедой,
Пусть слышим мы, как нам псалмы поют в тоске святой,
О той, что дважды умерла, скончавшись молодой.

«Лжецы! Вы были перед ней — двуликий хор теней.
И над больной ваш дух ночной шепнул: Умри скорей!
Так как же может гимн скорбеть и стройно петь о той,
Кто вашим глазом был убит и вашей клеветой,
О той, что дважды умерла, невинно-молодой?»

Peccavimus; но не тревожь напева похорон,
Чтоб дух отшедший той мольбой с землей был примирен.
Она невестою была, и Радость в ней жила,
Надев несвадебный убор, твоя Линор ушла.
И ты безумствуешь в тоске, твой дух скорбит о ней,
И свет волос ее горит, как бы огонь лучей,
Сияет жизнь ее волос, но не ее очей.

"Подите прочь! В моей душе ни тьмы, ни скорби нет.
Не панихиду я пою, а песню лучших лет!
Пусть не звучит протяжный звон угрюмых похорон,
Чтоб не был светлый дух ее тем сумраком смущен.
От вражьих полчищ гордый дух, уйдя к друзьям, исчез,
Из бездны темных Адских зол в высокий мир Чудес,
Где золотой горит престол Властителя Небес".

перевод Константин Бальмонт
1901

Эдгар Аллан По
Линор

Расколот золотой сосуд, и даль душе открыта!
Лишь тело тут, а дух несут, несут струи Коцита.
А! Ги де Вир! рыдай теперь, теперь иль никогда!
Твоя Линор смежила взор, - в гробу, и навсегда!
Обряд творите похорон, запойте гимн святой,
Печальный гимн былых времен о жертве молодой,
О той, что дважды умерла, скончавшись молодой!

"Лжецы! вы в ней любили прах, но гордость кляли в ней!
Когда в ней стебель жизни чах, вы были с ней нежней.
Так как же вам творить обряд, как петь вам гимн святой?
Не ваш ли взгляд, недобрый взгляд, не вы ли клеветой
Невинность в гроб свели навек, - о! слишком молодой!"

Peccavimus. Но наших уз не отягчай! звучит
Пусть грустный звон, но пусть и он ее не огорчит.
Линор идет, - "ушла вперед", - с Надеждой навсегда.
Душа темна, с тобой она не будет никогда, -
Она, дитя прекрасных грез, что ныне тихий прах.
Жизнь веет в золоте волос, но смерть в ее очах...
Еще есть жизнь в руне волос, но только смерть в очах.

"Прочь! в эту ночь светла душа! Не плакать мне о ней!
Меж ангелов пою, спеша, пэан далеких дней.
Пусть звон молчит, пусть не смутит, в ее мечтах, вдали,
Ту, что плывет к лучам высот от прóклятой земли,
К друзьям на зов, от всех врагов (и сон земной исчез)!
Из ада в высь несись, несись - к сиянию небес,
Из мглы, где стон, туда, где трон властителя небес!

перевод Валерий Брюсов
1924

Эдгар Аллан По
Линор

Разбит, разбит золотой сосуд! Плыви, похоронный звон!
Угаснет день, и милая тень уйдет за Ахерон.
Плачь, Гай де Вир, иль, горд и сир, ты сладость слез отверг?
Линор в гробу, и божий мир для наших глаз померк.
Так пусть творят святой обряд, панихиду поют для той,
Для царственной, что умерла такою молодой,
Что в гроб легла вдвойне мертва, когда умерла молодой!

"Не гордость - золото ее вы чтили благоговейно,
Больную вы ее на смерть благословили елейно!
Кто будет реквием читать, творить обряд святой -
Не вы ль? не ваш ли глаз дурной, язык фальшивый, злой,
Безвинную и юную казнивший клеветой?"

Peccavimus; но ты смирись, невесту отпеть позволь,
Дай вознестись молитвам ввысь, ее утоляя боль.
Она преставилась, тиха, исполненная мира,
Оставив в скорби жениха, оставив Гай де Вира
Безвременно погибшую оплакивать Линор,
Глядеть в огонь этих желтых кос и в этот мертвый взор -
В живой костер косы Линор, в угасший, мертвый взор.

"Довольно! В сердце скорби нет! Панихиду служить не стану -
Новому ангелу вослед я вознесу осанну.
Молчи же, колокол, не мрачи простой души веселье
В ее полете в земной ночи на светлое новоселье:
Из вражьего стана гневный дух восхищен и взят сегодня
Ввысь, под охрану святых подруг, - из мрака преисподней
В райские рощи, в ангельский круг у самого трона Господня."

перевод Н. Вольпин
1972

Эдгар Аллан По
Линор

Увы, разбит сосуд златой! дух отлетел навеки!
Звон, дольше стой! – душе святой плыть в роковые реки;
Что, Ги де Вир, без слез ты сир? – рыдай себе в укор!
Померк весь мир, в гробу кумир, любимая Ленор!
Пускай вершат над ней обряд – поют за упокой! –
О самой царственной скорбят – о юности такой –
Вдвойне умершей гимн творят – умершей молодой.

"Вы гордость презирали в ней – богатство лишь любили,
Когда ж слегла от горьких дней – на смерть благословили!
Кто совершит теперь обряд? – какие петь слова? –
Ужели вы – ваш черный взгляд – колючая молва –
Сгубившие невинную – расцветшую едва?"

Мы все грешны; но меч – в ножны! И пусть восходит к Богу
Воскресный хор средь тишины – от мертвой прочь тревогу.
Предстала милая Ленор – с Надеждой за спиной,
А ты, грустя, оплачь дитя, не ставшее женой.
Скорби о ней, что всех нежней, лелей нетленный прах.
Струится жизнь, но не в глазах, а только в волосах,
Льняная прядь жива опять – но стынет смерть в глазах.

"Прочь! прочь! от демонов спешит мятежный дух, взлетая
Из Ада в горнюю обитель, ввысь, в пределы Рая,
Отринув стон, пред светлый трон, к Царю Небес взлетая!
Да смолкнет звон – иначе он ей душу воспалит,
Когда она, блаженств полна, над миром воспарит.
А я! – какой в груди покой! – рыдать уж не хочу,
Я петь ей рад на старый лад – и с ангелом лечу!"

перевод Владимир Бойко
2006

Эдгар Аллан По
Линор

О! Кубок золотой разбит! Под погребальный звон
Душа плывёт по волнам вод священной Ахерон!
О, Гай Де Вир, ты слёз не лил? Рыдай же и смотри!
В гробу любовь твоя, Линор, покоится внутри.
Пусть будет спет прощальный гимн для царственной, для той,
Что умерла во цвете лет прекрасно молодой,
Для той, что дважды умерла, скончавшись молодой.

Её богатство чтили вы, но презирали честь,
И в час болезни роковой отправили на смерть
Как будет ритуал прочтён и реквием пропет?
Из ваших уст и ваших глаз, погрязших в клевете,
Что смерть невинной предрекли в расцвете юных лет.

Peccavimus, не гневте слух! Позвольте песне ввысь
С душой святой на небеса спокойно вознестись!
О сладкая Линор ушла! Надежда – вместе с ней
Твоей невестою была б… Покоится теперь –
Всё это злато светлых влас! Цветок любви зачах,
Пусть жизнь искрится в волосах, но смерть в её очах.

Прочь, от друзей, взлетает ввысь, безумствуя, душа
Из ада под высокий свод! С земли на небеса!
Где золотой сверкает трон Небесного Царя!
О не звучи печальный звон! Позволь её душе
Покинуть этот мрачный мир на проклятой Земле
Пылает сердце пусть в ночи! Псалмы не буду петь!
О светлый ангел! Мне позволь с тобою улететь!

@темы: Edgar Allan Poe